Южный Урал, 1999

Южный Урал. 1999

Собственно, с этого все и начиналось. Фотографии уже не того качества, а сразу сделать цифровые копии было недосуг.

В том походе мы получили все то, чего обычно боятся туристы: и непрекращающиеся дожди, и потерю тропы, потерю снаряжения, холодные ночевки с заморозками без палатки и пищи, атаки злобных насекомых, встречи с башкирскими блюстителями порядков и проч. До кучи — у нас была только пятикилометровая карта района.

Даже возникали мысли вернуться домой досрочно!

Возможно теперь, при том снаряжении и той подготовке, что была у нас тогда, мы бы и не решились пойти в такой поход. А в далеком 1999 году мы решились и пошли. Ибо много чего не знали и не ожидали. Мы были щедро вознаграждены господом за свою смелость. До сих пор память хранит теплые воспоминания о тех трудностях, которые мы переживали вчетвером в течение более чем трех недель.

Первая стоянка. Сборы. Южный Урал

Первая стоянка (где-то в окрестностях деревни Нура). Сборы.

 

Небольшой бродик. идем к Отнурку

Одной из целей нашего героического похода было посещение горы Ямантау. Ямантау — высшая точка Южного Урала, высота ее 1640 метров. Вся сложность ее посещения состоит в том, что она расположена на территории Южноуральского заповедника, который является абсолютно закрытым для посещения.

Какова уж причина такого явления — нам не известно. Но есть факт: захотел побраться до Ямантау — делай это незаметно для местных патрулей. Это мы поняли еще на подступах к горе. Нас остановили трое башкирских всадников, вооруженных охотничьими ружьями километрах в двух после деревни Нура. Никакие уговоры и объяснения на них не подействовали. Нужно было возвращаться в Нуру и разговаривать с их начальником. Группа разделилась. Лена и Мамай остались с рюкзаками, Я и Волков двинули под стволами ружей обратно в деревню. Начальник всадников оказался человеком. Мы ему честно объяснили, что идем на Ямантау. Он честно сказал, что туда нас не пропускает по таким-то причинам. Мы стали выкручиваться. Перспектива возвращения в Белорецк не радовала. Предложили мужику такой вариант, что мы пойдем дальше, но на территорию заповедника заходить не будем, а пройдем по дороге как раз мимо заповедника в Тирлян (возможно с посещением горы, которая на нашей чудесной пятикилометровке никак не обозначена, а с его слов называлась «Ямангус». Мужик подумал, поглядел на нас настороженными глазами, да и отпустил.

В непонятных чувствах мы возвращались к рюкзакам и товарищам. Цель похода менять не хотелось, башкиры с ружьями не внушали никакого доверия. Нашли наших за увлекательным занятием — они готовили чай на примусе. Мы присоединились к процессу и завершили это дело игрой в футбол горящим примусом. Мамай стоял на воротах. В конечном итоге примус запинали и он наконец-то погас. Повод для игровых видов спорта в столь неподходящий час был банален: старый сломанный примус не захотел погаснуть традиционным способом. Напротив, он стал плеваться горящим бензином на окружающих.

Чай и печенье подняли дух. Было принято решение: мы идем далее по дороге в Тирлян, но на месте пересечения дороги линией электропередач мы спрячем рюкзаки и налегке двинем до горы и обратно. Ходовое расстояние по карте около 20 километров в одну сторону по ЛЭП и по азимуту через лес до горы. Тогда мы не заподозрили в этом плане ничего страшного.

Шли по дороге. Дорога была малозаметной грунтовкой, петляющей между пригорками. На одном из поворотов произошла еще одна забавная встреча. Вдали, впереди на дороге мы в восемь слепых глаз увидели животное светло-серой шкуры.

— Ха, — говорю, — Собака!

Тем временем, собака встает на задние лапы в совершенно характерную позу, смотрит на нас, а мимо нее пробегают через дорогу три бурых детеныша.

Малыши скрываются в лесу, Медведица озираясь на нас, следует за ними. Мы стоим с опустившимися руками и тихо приходим в себя. До этого медведей мы видели только в зоопарках. А тут — эдакое ощущение близости дикой звериной силы! А впереди — ночь!

Гремя топорами, гогоча и дудя в губную гармошку, дабы отпугнуть зверя, проходим этот участок дороги.

Далее до глубокого вечера идем дальше, не находя нужной нам ЛЭП. Под конец умудрились заблудиться (дорога стала совсем малоприметной). Зашли в высокий сосновый лес. Поняли, что находимся на территории заповедника. Отдышались и вернулись с километр назад. На своротке, где мы пошли не той дорогой, лежал конский череп с проложенной зачем-то вокруг глазниц веревкой и грустно смотрел нам вслед.

Силы заканчивались, Солнце село, начались долгие летние сумерки. Решили, что идем дальше еще час и ставим палатку на первом попавшемся удобном месте. Минут через 40 все же доходим до ЛЭП. Ставим из последних сил палатку прямо под ЛЭП, около дороги. Мы не в заповеднике, бояться нам нечего. Но памятуя башкиров и медведей кладем у входа топоры и не разбрасываем ценные вещи как обычно по лагерю.

 

На подступах к Ямантау (гора — на заднем плане)

Вершина Ямантау. Болото и пронизывающий ветер. На заднем плане — хребет Машак

... Шел второй день непрерывного дождя. Географически мы... Да хрен знает, где мы географически! Очевидно, где-то поблизости к тому месту, что обозначено на карте , как «Журавлиное болото». Журавлей не видно, болото у нас под ногами уже два дня. Около покосов мы обнаружили небольшой сарай с буржуйкой и нарами внутри. Рядом были разнообразные навесы для нужд покосников и баня на крутом берегу речушки. Недолго поразмыслив, мы решили остановиться здесь на ночь, а то и больше. Будем использовать печку, чтобы просушить вещи и палатку. Времени было около шести вечера, при хорошем раскладе с погодой завтра с утра неплохо было бы выйти в путь. Погода — ни то ни сё, сквозь завесы облаков и хмари проглядывала тень горы Ялангас (это я сейчас могу назвать это имя, тогда мы его только слышали из маловнятных уст башкиров, перебирая варианты «Ямангус» и «Илангаз»). В целом, ничего не было понятно с нашими планами.

Наготовили дровишек, мелко их покололи (буржуйка была класса «суперкомпакт»), разложили на подоконнике маленького тусклого оконца мокрые десятирублевки и паспорта, развешали по стенам сырую одежду, за печную трубу аккуратно пристроили рулон палатки, опасаясь как бы не прожечь её о металл. Легли рядком на нары. Огонь стрекотал в печи, комнатка наполнялась теплом. Вместе с волнами тепла подымалось вверх и наше настроение. Решили по одному дежурить ночью и топить печку. Известно, что буржуйки очень прожорливы. Эта была прожорлива трижды.

Моя смена была уже под утро. Сон никак не стряхивался с головы. Я вышел наружу. Сумерки, густой туман, моросняк и ветер. Ничего радужного... Зашел внутрь. Там еще темнее, печка угасала. Набрал по полу щепок и веток, что еще оставались, подгреб их к печке, присел на краешек нар. Под собой почувствовал округлый предмет. Предмет стал шевелиться и урчать. «Волковский череп!», — подумал я и был прав. Череп выползает из под спальника и просыпается окончательно.

Немного побеседовав, принимаем мудрое решение остаться тут на дневку и распробовать баню...

Скалы на хребте б. Сука

Иремель. поселок Тюлюк

Озеро Зюраткуль

Комментарии (3)
Подробная информация об аренде платьев недорого тут.

mem: 1110 total: 11 module: 4 xsl: 3