Алтай 2004

Алтай. Северо-Чуйский хребет. 2004

Начало этой истории довольно сумбурное. Разброд и шатание в наших рядах привели к тому, что в самом начале отпуска мы не знали куда едем, когда едем и что нам для этого нужно. Вдобавок оказалось, что выехать в Сибирь в начале августа из Екатеринбурга довольно проблематично. Билеты на поезда в ту сторону — как корова языком... Так или иначе, путем разочарований и внезапных осенений мы выехали из Екатеринбурга в Челябинск, а затем — из Челябинска в Барнаул поездом Адлер-Барнаул. Были там и прицепные вагоны до Бийска, но билетов на них не было.

Сейчас, спустя довольно много времени, можно предположить, что божественное провидение предусмотрело для нас специальную отсрочку начала нашего путешествия.

Принципиально есть множество способов добраться из Барнаула до Чибита (одной из вероятных отправных точек путешествия). В том числе, достаточно недорогих (но долгих). Мы опять же помялись и решили выехать на частнике. Мужик, назвавшийся Владимиром согласился ехать «прямо сейчас» до Акташа «и немного дальше», запросив за это 7000руб. поторговались до 6000, но меньше — ни в какую. Мы почесали репы и решили, что это единственный способ добраться до места сегодня (а прибыли мы где-то в 14:30, да и отпуск уже давно начался). Упихались в автомобиль породы «Nissan», поразивший нас несоответствием внутренних размеров наружным и помчались по отличной дороге с приличной скоростью. Однако, вскоре начался дождь. Наш водила погрустнел и начал ныть про злобных гаишников, про незнание дороги и прочие вероятные неприятности. Закончилось это тем, что в Горно-Алтайске он пересадил нас в другую машину, передоговорившись с её водителем. Нам это было на пользу. Мы экономили 1000 рублей. Водила из Горно-Алтайска по имени Амат вез нас на «шестерке», оказался более молчаливым и более адекватным, нежели Владимир. К 24м часам он довез нас до пункта, который он называл «плотина ГЭС». Это оказался берег реки Чуя за Акташем. Туда мы и просились. Впотьмах при свете фонарей нашли надпись про частные владения и запрет на установку палаток, и установили палатку неподалеку в кустах. Всю дорогу и большую часть ночи моросил дождь, не предвещая ничего хорошего.

Однако, утром следующего дня мы увидели весьма неплохую погоду и сумели оглядеть окрестности.

Северо-Чуйский хребет со стороны Чуйского тракта

Позавтракав и сориентировавшись, мы тронулись в путь — преодолевать первые препятствия в виде прижимов к Чуе. Примерно через два часа вышли к добротному мосту через Чую. За мостом — стоянка с теплым ещё костром. Там решили учинить обед (несмотря на раннее время), ибо место было весьма приятным. Пока готовилась пища развлекались загоранием и фотоохотой. Близ моста имеется несколько домиков, видимо для органицации культурного отдыха. Домики связаны с цивилизацией транспортом класса «Газель», которую мы там встретили.

После этого чудесного места дорога идет круто в гору, а дальше — вдоль Мажоя, вверх по течению. Тропа хорошая, но вес рюкзаков и отсутствие должной тренировки утомляет так, что вечеру мы, сильно уставшие, останавливаемся на ручье Каракабак.

Следующий день проходит в движении вверх по тропе. Встречались люди, весьма разношерстными группами. Погода хмурится, периодически летит снег.

Озеро Маашей (Мажой)

Как стало известно позже, снег летел много интенсивнее в районе Шавлинских озер, причем люди, измеряя количество снега там, назвыали цифры от 10 до 25 сантиметров.

Ожидая увидеть второе озеро, двигались выше. По пути любовались местной фауной. Экспериментировали с фотоаппаратурой и скоростью своей реакции

Птичка - невеличка

Порой было проще идти по каменистым россыпям в пойме реки, чем по тропе, которая петляла вдоль берега, через коряги и корни. Тяжесть рюкзаков с непривычки давала прикурить, поэтому, ближе к вечеру, я уже выбился из сил в ожидании второго озера, которого все не было, я бросил мешок и просто пошел вперед, потеряв остатки самобладания. В пяти минутах выше по каменным отмелям была обнаружена подходящая стояночка. Вернулся за мешком. Там и обосновались. Впрочем, от озера это было первое место где можно было встать с комфортом. Дрова, песочек и костровище были кстати.

Утро. Морены вдоль реки Маашей

Утро следующего дня встретило нас густым туманом, неясной погодой и вновь неопределенностью, которая, впрочем, вскоре рассеялась. Неспешно собрались и пошли дальше. Шли медленно, втягиваясь в ритм походной жизни, любуясь окружающими красотами. Распогодилось. Ближе к вечеру оказались под языком ледника Маашей. Дальнейший путь должен проходить с приличным набором высоты, и преимущественно по камням, поэтому мы останавливаемся здесь на моренах под ледником и предпринимаем вылазку на лед с целью испытания ледового снаряжения. За этим замечательным занятием нас застает закат. Возвращаемся в лагерь. К слову, здесь на моренах довольно много площадок под палатки, недалеко до кустарников, дрова раздобыть можно. Хотя, если спускаться сверху, пожалуй, лучше пройти еще километр и попробовать вcтать в лесу — места там тоже есть.

Язык ледника Маашей

Практически весь следующий день тратим на подъем под Нижнешавлинский перевал. Сказывается абсолютная нетренированность и обилие фотографического материала. Мимо нас проходят притоки ледника Маашей. Вечером любуемся собственно на Маашей. Это самая высокая гора Северо-Чуйского хребта. Та гора, которая видна при подъеме по Мажою — Карагем. Маашей находится западнее и при подъеме не виден. Останавливаемся у небольшого озера на моренах под ледником, ведущим на нижнешавлинский перевал. Отсюда же есть выходы к Верхнешавлинскому перевалу и перевалу Надежда. Нам туда пока рановато. Вечером за неспешным ужином испытываем несколько поздемных толчков. После землетрясения сентября 2003 года в этих местах еще будет сохраняться сейсмическая активность. Вместе со страхом за свою жизнь землетрясение вызывает чувство некоего глубинного восторга. Радуешься могуществу природы. Поймал себя на шальной мысли, что землетрясение мне нравится...

Гора Маашей. Вид с перевала Нижнешавлинский

С утра следующего дня вышли на Нижнешавлинский перевал. Нас обогнала большая группа Казанцев. Хорошие ребята, только порождают вокруг себя много словесного мусора, который в этих местах режет уши. Неужели горы способствуют разговорам про пидоров? Еще раньше казанцев на перевал ушли четверо товарищей из солнечной Чехии. Они ночевали недалеко от нас, и вечером Мамай ходил к ним разговаривать. Перевал неплох. Взлет на него — примерно 30–40 метров крупной осыпи, небольшая узкая седловина. Начало спуска находится на 30 метров правее выхода с подъема. Спуск осыпной, справа от ледового кулуара, примерно повторяет S-образный изгиб снежной кромки. Пошли мы чуть позже казанцев — на такой дистанции, чтобы не сыпать на них камни, однако же несколько камней полетели в их сторону, прилично разогнавшись по снегу. Такую неприятность необходимо учитывать. Высота спуска около 300 метров. Мы довольно сильно измучались пока съезжали по этой сыпухе. Миновали небольшой бергшрунд, забитый камнями и вышли на ледник. А по нему — на морены. Под ледником пообедали, решили пройти еще ниже. Через некоторое время нашли оборудованную стоянку в камнях с дровами, круто высушенными под лучами солнца.

Перевал Нижнешавлинский. Вид со стороны Шавлы

Вечер подарил нам закат, звезды и постоянный шум сходящих со всех окрестных гор камнепадов, которые практически не прекращаются.

Закат в горах. Ущелье Шавлы

Перевал утомил нас и в группе появилось матрасное настроение. Захотелось отдыха, фотоохоты, почему-то вспомнилось, что мы в отпуске. Далее мы спустились к Шавлинскому озеру. На озере много людей, баня, продажа всяких удовольствий. Баней мы воспользовались, довольно неплохо.

Нижнее Шавлинское озеро

Погода была совершенно не алтайская. Никаких намеков на дождь. Медленно придумывали план дальнейших телодвижений. Ходили в разведку на Верхнешавлинское озеро. Возможно, погода, а возможно и налетевшее ощущение отпуска определило ход дальнейшего нашего путешествия: Мы перебазировались до Верхне-Шавлинского озера, встали там основательным лагерем на стоянках в лесу и совершили несколько радиальных выходов на близлежащие ущелья, к известным ледникам и перевалам.

Нижнее Шавлинское озеро

На языке ледника Мечта (на пути к перевалу Абыл-Оюк, к пику Мечта и перевалу Крутой вост.) наблюдали залетную фауну в виде бабочек.

Насекомые на леднике Мечта

Ползали по мелким трещинам на перегибах ледника. Мимоходом посетили Абыл-Оюк. Внезапно налетевшая непогода согнала нас в лагерь. Под ледником Мечта около лужицы с чистой водой стоял лагерь наших земляков, обнесенный каменной стенкой. Они делели попытки восхождения на Мечту.

Маленькая трещина ледника.

В течение однодневной непогоды в лагере подкармливали бурундуков гречкой и орехами в обмен на позирование. Этим практически добили аккумулятор на фотоаппарате.

Жывотное. Алтайская фауна

Ходили в район перевала Верхне-Шавлинский и пика Эйнштейна. Довольно живописное ущелье с красивой висячей долиной и чистым ручьем, несколько раз на своем пути разливающемся в небольшие озерца. Там же паслись горные козлы, стаями по 4—5 голов.

Северо-чуйский хребет

Напоследок сходили на ледник Зелинского, полазили по льду, сетовали на закончившиеся пленки и аккумуляторы, ибо было на что посмотреть.

Язык Ледника Зелинского. Спуск к Верхнему Шавлинскому озеру

Так дни нашего пребывания на Алтае подошли к концу. Было решено в медленном темпе двигаться домой через Шавлу, Шебагу, плато Ештык-коль и ручей Орой — до Чибита с выходом на дорогу и отловом любого транспорта до Горно-Алтайска и дальше — до Бийска.

Спустились до Нижнего Озера. При этом опять испортилась погода, что было для нас не столь огорчительно, так как на погоду в этот раз было грех жаловаться. Дед-банщик на Нижне-Шавлинском говорил о том, что это большая редкость для Алтая, чтобы две недели ни капли с неба не упало. Но именно так и было.

Возможно, духи гор услышали наши расслабившиеся по этому поводу мысли и решили напомнить нам о своем могуществе. В результате мы спускались по Шавле и подымались по Шебаге под дождем, ветром, периодическим снегом. Путь был незнаком, хотя и весьма однозначен — не потеряешься, но тоска сделала свое дело: мы, уставшие, ставили лагерь под дождем синими от холода руками при нулевой видимости. Вечером думали погоду, отогревались, впрочем почти что безуспешно. Но зато утром! Выглянуло солнце, клочки тумана подымались по противопроложному склону мы ликовали, выскочили из палатки несмотря на падающие с веток снежные комья и крупные капли талой воды. Пока сушились, завтракали и готовились к выходу, прошло много времени. В результате дошли только до начала ручья Орой. плато Ештык-Коль подарило нам прекрасные виды низких гор, которые были покрыты снегом и окружили нас кольцом. Такой ландшафт мы уже видели в своей жизни. Это был осенний Полярный Урал. К сожалению, нечем было снимать — не осталось ни пленки, ни аккумулятора для цифрового фотика. Перевал Орой, который представляет собой просто выход плато в сторону ущелий речек, текущих к Чуе, как таковой был представлен полем с колеями транспорта и болотцами. после этого перевала нам предстояло найти ущелье Ороя, что было непросто без карты. В результате сходили в разведку в разных направлениях, нашли много ручьев, мест где можно было встать, обследовали пустой кош с черепками и шкурами баранов. В конце концов нашли тропку, которая спускалась вниз и вела в ущелье Ороя, пошли по ней и через километр нашли стоянку среди сосен, которая нас вполне устроила. По плану, она была последней в этом походе.

Планы не всегда сбываются. На спуске по Орою мы неожиданно для себя теряем тропу и по охотничьим дорожкам шуруем прилично в сторону. Потеряли несколько часов времени и кучу сил и нервов. Приобрели: осмотр добротной избы, путешествие по алтайскому лесу, знакомство с парой резвящихся оленей. Олени вылетели на нас из чащи, испугались и стремительно свалили. Мы испугались не меньше, но остались на месте, как вкопанные.

Вышли обратно к тропе, спустились до Чуи, шли традиционным путем — по косогорам вдоль Чуи к Чибиту. Как и все описатели тех мест, отмечу и подчеркну дважды: на этом участке пути нет воды.

Около Чибита пара прощальных поздемных толчков. Попытки выяснить возможности выезда в Бийск. В результате — к ночи выходим в район моста, моста не находим, форсируем какие-то разливы, останавливаемя на ночлег не найдя моста под шум тракта.

Утром, преодолев еще одну протоку, переходим мост и фактически сразу уезжаем на попутной Газели прямо до Бийска. Дальше — полный воспоминаний путь домой.

Комментарии (9)

mem: 1167 total: 17 module: 8 xsl: 4